Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:09 

Глава тринадцатая. Амритсар

Гамбетта Французская
Time to be heroes!
ЯН ВЭНЬЛИ

Корабль, прикрывающий «Гиперион», внезапно дрогнул. Изнутри повалил дым, обшивка затрещала, крейсер выстрелил в последний раз и исчез во взрыве. Падая, он задел еще два корабля. Они столкнулись, и через несколько секунд их тоже разорвало на части. И подобная картина повторялась на всем поле боя уже на протяжении двух часов.
Ян Вэньли заставил себя не смотреть на обломки погибшего корабля. Он повернулся к капитану и отдал приказ:
– Принять построение кругом!
Пока корабли перегруппировывались, Ян подозвал к себе адъютанта.
– Лейтенант Гринхилл, скажите контр-адмиралу Фишеру, чтобы он приступал ко второй фазе.
Молодой человек отдал честь и поспешил выполнить приказ.
От длительного сидения в одной позе ноги затекли. Ян пересел и попытался расслабиться, но сразу понял, что это бессмысленно: пока не закончится битва, усталость никуда не денется. Поэтому Ян только сильнее подпер ладонью подбородок и впился в смотровой экран сосредоточенным, не упускающим ничего взглядом.
Согласно заранее обговоренному плану, контр-адмирал Фишер открыл огонь сначала по левому, а потом по правому флангу противника. Но противником в этот раз был умный человек и весьма сильный военачальник – Карл Густав Кемпф.
– Уверен, что вы все равно его победите, – раздался над ухом голос Фреда.
Ян хмыкнул.
– Не стоит недооценивать врага. Эта ошибка может стоить нам жизни. К тому же мы здесь не ради победы.
Выразительные глаза адъютанта округлились от удивления, и Ян счел нужным пояснить:
– Нам все равно не победить с таким численным превосходством противника. Все, что мы можем, – это планомерно отступать и стараться не тратить силы понапрасну. Главное сражение произойдет не здесь.
– Потому что наши силы рассредоточены?
– Именно. Шесть наших флотов сражаются в шести звездных системах, еще два – рядом с двумя планетами. Но это только проверка перед главной битвой. Лоэнграмм обязательно стянет свои флоты в одну точку, и нам не останется ничего другого, кроме как последовать за ними.
– Жаль, что эта битва идет не по нашим правилам, – заметил Фред.
Ян посмотрел на мальчика – губы плотно сжаты, глаза смотрят в самую гущу сражения, на высоком лбу пролегла глубокая морщина. Ненависть к врагам читается во всем облике Фреда, в каждом его движении и яростном взгляде на экран. Да, этот мальчик храбр и отчаян. И еще он прав. Если бы все шло по плану Альянса, воевать было бы проще. Они бы даже могли победить. Но опрометчивое вторжение в Империю свело победу на нет. Однако при этом…
– Мы все еще можем остаться в живых, – мягко отозвался Ян, обращаясь скорее к самому себе, нежели к Фреду. – Мы должны заставить Кемпфа поверить, что осадной тактикой он ничего не добьется.
Корабли перемещались с одного фланга на другой, но казалось, что взрывы были повсюду. Иногда их раздавалось одновременно ослепительно много, и поневоле приходило в голову, что этот свет распространяется по всем ближайшим планетам и даже дальше – по всей Галактике.
А Кемпф хорош, и не зря гросс-адмирал фон Лоэнграмм лично отбирал его для этой кампании. Поэтому Ян Вэньли даже не слишком удивился, когда от вражеского флота отделилось множество быстрых белых стрел. Они замельтешили на экране и устремились прямиком к кораблям Тринадцатого флота. «Валькирии», легкие и смертоносные звездолеты-истребители.
Коммодор Патричев привстал со своего места, недоверчиво глядя вперед.
– Что он делает? Флоты сейчас слишком подвижны, не время выпускать «Валькирий». Странная ошибка.
– Это не ошибка, – прищурился Ян, оглядывая схему битвы. – Это план. «Спартанцев» на поле боя, немедленно!
– Но, ваше превосходительство…
– Кемпф решился на уловку. Пока «Валькирии» будут отвлекать нас, часть его флота зайдет к нам с тыла. Взгляните. Правый фланг отделяется от основного флота. Они берут нас в кольцо!
На широком лице коммодора отразилась тревога.
– Понял, ваше превосходительство. Выпустить «Спартанцев»!
Командиры «Спартанцев» всегда были профессионалами, мастерами своего дела и вообще настоящими умницами. А в этой битве они могли и вовсе изменить положение. Альянсовские звездолеты роем вылетели навстречу «Валькириям», лавируя между большими кораблями совершенно безумно и дерзко. Пожалуй, впервые Яну приходилось так доверяться командирам истребителей. Рискованно, но выбора все равно нет.
– Флот, перестроиться! Сосредоточить силы на левом фланге!
Теперь нужно заставить Кемпфа хотя бы ослабить натиск, и можно уже отступать. Конечно, если враг не сделает того же самого, придется тяжеловато. Но до сих пор Тринадцатый флот держался достойно. Еще есть шанс уйти отсюда с наименьшими потерями.
Потекли минуты ожидания. Ян Вэньли отдавал приказ за приказом и неотрывно смотрел на схему, которая светилась прямо рядом с ним, немного выше уровня глаз. Альянсовский флот был отмечен красным, флот противника – синим, но из-за постоянных вспышек лазерных лучей и взрывов кораблей освещение менялось. Фигуры на экране становились почти одинаковыми по цвету, и только поле боя не менялось, оставаясь темно-алым.
Долгожданный перелом, за который столь дорого заплатил Тринадцатый флот, Ян сначала почувствовал интуитивно, а потом уже увидел, что больший по размеру полукруг начал немного отдаляться. Кемпф отступал.
– Отлично. Всем кораблям: полный назад.
Только организовав упорядоченное отступление, вице-адмирал Ян Вэньли позволил себе выпить чашку крепкого чая с бренди. Немного ослабил шейный платок, помахал возле лица беретом. Как Ян и предполагал, расслабиться получилось не сразу. Вот закончится война – и он позаботится о том, чтобы никогда так не уставать.
Через пятнадцать минут с Яном связался Главнокомандующий Александр Бьюкок. И сразу, не тратя лишних слов:
– Ян, ты не можешь сейчас вернуться на Изерлон.
– Главнокомандующий, флоту нужно перегруппироваться, а людям – восстановить силы.
– Перегруппируешься по дороге. А сил у Тринадцатого флота точно больше, чем у остальных. Наши противники стягиваются в систему Амритсар.
– Система Амритсар?
– Главный бой произойдет там. Это все.
– Пожалуйста, скажите только… – нет, он не допустит, чтобы голос дрожал. Командир он или нет, в конце концов? – Скажите, как остальные?
Бьюкок тяжело вздохнул.
– Плохо, парень. Уланфу разбит, остатки его флота при отходе были уничтожены веррозионцами. Командир Аль-Салем тяжело ранен, и имперский Волк Бури не позволит остальным уйти. В системе Ванштайдт тоже хватает проблем. Еще немного – и Империя с Веррозионом задавят нас. Будет нелегко, поэтому ты осторожнее там. И… не погибни.
– Да, ваше превосходительство.
Ян остался один. Долго-долго смотрел в пустоту, чувствуя, что так же пусто становится и у него внутри. И только одна мысль звучит продолжительным эхом: «Не погибнуть». Это приказ – возможно, самый главный и важный. И если приказ дан, долг велит его исполнить.
– Курс на Амритсар, – сказал Ян сначала тихо, самому себе, а потом повторил капитану: – Курс на систему Амритсар. Полный вперед!
Они достигли поля решающего сражения через два дня. От бесчисленного множества имперских и веррозионских кораблей зарябило в глазах, и на несколько секунд Ян даже перестал видеть флоты Альянса. Точнее, то, что от них осталось, полоснула изнутри горькая мысль. Но это была последняя такая мысль, потому что вражеские корабли уже вошли в зону поражения. Были даны первые выстрелы. Битва в системе Амритсар началась.
Фигуры на экране замелькали с поразительной скоростью. К Тринадцатому флоту стремительно приближался вражеский флот. «Численность – двадцать тысяч кораблей», – услышал Ян изумленный голос Стивенсона. Ян понимал его реакцию: двадцать тысяч кораблей передвигались как одно целое. Прекрасно организованное наступление, быстрый натиск с явно запланированным подавлением единой мощью флота – такую тактику применял только один человек в команде Лоэнграмма.
– Прямо по курсу вражеский флагман! – закричал Стивенсон. – «Беовульф»!
И сразу же вокруг зашептали:
– Волк Бури!
Ян усмехнулся. Вольфганг Миттермайер, Волк Бури, как его прозвали в Империи, был одним из сильнейших противников. Его было крайне сложно перехитрить, а победить, особенно в положении Тринадцатого флота, – вообще невозможно.
Яну нужно было время, чтобы подумать, но Миттермайер не станет медлить с атакой.
– Вице-адмирал?
Встревоженный голос заставил Яна вздрогнуть. Фред стоял рядом, глядел на него во все глаза, и мысли адъютанта, хаотично сменявшие одна другую, были как на ладони.
– Не волнуйтесь, лейтенант. Я не собираюсь сдаваться. Сбросить ракеты на звезду Амритсар!
Спонтанное и рискованное решение, но времени на другое просто не было. Звезда Амритсар находилась совсем рядом, ее атмосфера состояла из гелия и водорода. Не хватало только спички. Если взорвать звезду, это заставит Волка Бури отвести флот на безопасное расстояние. Тогда у Тринадцатого флота будет время.
Ракеты упали и исчезли где-то под клубящимися облаками. Отблески гибнущей звезды на миг ослепили глаза. Несколько имперских кораблей не смогли уйти, и их разорвало на части.
Ян Вэньли напрягся. Кажется, в тот момент он бы все отдал, только бы план сработал. Наконец сквозь пелену, застилающую глаза, Ян увидел, что синие фигуры отдаляются от красных. Флот Миттермайера начал отступать. Так же стремительно и организованно, как и атаковал. Но все равно это было отступление. Отлично.
– Всему флоту: выстроить оборонительную стену! Атаковать малыми кораблями сквозь просветы!
И вновь понеслось. Ян Вэньли весь превратился в зрение и слух. На «Гиперионе» было относительно тихо, но там, снаружи, была совсем другая картина. На других кораблях стоны умирающих заглушали стук сердца в ушах командиров, крики вперемешку с руганью звучали громким эхом, а на экране все вели и вели огонь военные крейсеры. Внутренний взор Яна охватывал все до мельчайших деталей. Как – он не знал. Возможно, он предчувствовал, что когда-нибудь и на «Гиперионе» будет то же самое. Когда-нибудь и его корабль навсегда исчезнет в облаке дыма. А, может, это просто его жизнь.
Разве мог он пятнадцать лет назад предположить, что вляпается в подобное? Он ведь просто хотел изучать историю. Он был полон надежд на то, что будет заниматься любимым делом. Ян и сейчас знал, что мог бы стать хорошим историком. Но вместо этого он отдает приказы и посылает людей на смерть. Война сцапала его, съела с потрохами, а он и не понял, когда это случилось. Наверное, это и есть наказание за то, что он не смог предотвратить гибель миллионов людей при Астарте. Джессика права: нужно заканчивать с войной. Если хотя бы два флота Альянса переживут Амритсар, у страны будет надежда заключить мир с Империей.
Прошло около трех часов с начала битвы, когда взгляд Яна Вэньли машинально зафиксировал изменение обстановки на поле боя. Левый фланг противника атаковал слишком яростно, и построение уже начинало терять надежность.
Ян открыл канал связи с флагманом Бьюкока.
– Ваше превосходительство, уводите флот. Мы отвлечем противников и прорвемся через их строй.
– Вижу. Их левый фланг трещит по швам. Не буду спрашивать, уверен ли ты в своих силах. Но помни: ты нам нужен живым.
Несмотря на серьезность положения, Ян невольно улыбнулся. Ему была приятна отеческая забота Бьюкока.
– Увидимся на Изерлоне, – просто ответил Ян Вэньли и выключил связь. Снова бросил взгляд на экран, убедился, что ситуация благоприятна, и на одном дыхании скомандовал:
– На правый фланг! Построиться «веретеном» – и прорываемся!
Все шло хорошо, настолько удачно, что Яну даже не верилось. Его сердце сбилось уже сотню раз, пока он наблюдал, как Тринадцатый флот ломает строй противника. Как нож сквозь масло, корабли с зеленой обшивкой проходили сквозь флот Черных улан – знаменитого элитного подразделения имперской армии.
А потом…
Это случилось, когда «веретено» Тринадцатого флота почти прорвалось через строй врага. Череда взрывов пронзила всю хвостовую часть построения, и вспышки были такими частыми, что их можно было принять за один нескончаемый взрыв. Ударная волна прокатилась по всему «веретену» и всколыхнула его. Зефур-частицы, сразу подумалось Яну.
Он немедленно вскинул голову, ожидая обнаружить на экране все, что только может быть. И все равно от увиденного по спине прошла дрожь, а сердце совершило кульбит.
В хвост «веретена» стремительно вгрызался клин вражеского войска. Сметая все на своем пути, серебристые крейсеры веррозионцев палили из всех орудий, что производило впечатление единого взрыва. Тут бы развернуться и дать бой, но не успеть: атака слишком массированная.
– Вице-адмирал! Хвостовая часть построения отрезана!
– У нас нет выбора. Сомкнуть ряды! Уходим!
Вот так бросают своих людей на верную смерть. Довольно просто, без особых эмоций. Но невыносимо холодная, дикая пустота разливается внутри и ползет к самому сердцу.
Ян закрыл глаза. Вернее, спрятал от верного Фреда, Мурая, Стивенсона, Патричева. Он так устал. Он не вынесет их осуждающих взглядов. И без того тоска и холод становятся все ощутимее. Сейчас только желание закончить войну удерживает его от полного равнодушия к происходящему. А для этого надо выжить.
– Стивенсон, передайте всему флоту: курс на Изерлон.
– Ваше превосходительство! Прямо по курсу флот в двадцать… нет, двадцать пять тысяч кораблей!
– Что?! – контр-адмирал Мурай едва заметно побледнел. – Такой огромный флот… Откуда?
– Серебристые корабли, – отстраненно произнес Ян Вэньли. – Веррозион.
– «Веретено» здесь не пройдет. Нас окружат и полностью разгромят.
Ян согласно кивнул.
– Рассредоточиться! Поврежденные корабли – в центр, остальным вести огонь из всех орудий.
А когда энергия и боеприпасы иссякнут и стрелять будет нечем, он сдастся. Так же невозмутимо, как отправил десятки миллионов людей на смерть, Ян Вэньли прикажет поднять белый флаг. И все закончится.
От принятого решения стало легко, но мир снова пошатнулся и ушел из-под ног. «Гиперион» накрыла тень от приближающегося вражеского корабля.
– Они справа, прямо над нами! – закричал Фред, и в его голосе Ян впервые услышал страх.
– Развернуться и открыть огонь!
До сих пор Яну только однажды приходилось сражаться один на один с врагом: схема «корабль против корабля» была не особенно популярной. Какие уж тут дуэли, когда счет идет на десятки тысяч крейсеров? Но теперь Ян Вэньли смог со всей полнотой оценить, что значит вести огонь прицельно, одновременно изучая строение корабля противника; вычислять наиболее уязвимые места и уклоняться от таких же выверенных выстрелов.
Может, эта дуэль и вовсе была не нужна. Однако веррозионский корабль – серебристый крейсер с алым гербом – определенно был флагманом. Уничтожить его – и веррозионцы порвут на куски весь Тринадцатый флот. Поэтому не было и речи о прямом огне на уничтожение. Оставалось только играть, пока ситуация не позволит изменить правила.
Возможность представилась, когда вражеский корабль взял на долю секунды левее, чем должен был. Яну не требовалось говорить, что это шанс. Он вмиг отдал команду, и «Гиперион», резко подавшись вниз и вперед, оказался прямо под веррозионским крейсером.
Ян Вэньли перевел дух и обернулся к своей команде.
– Значит, так было при Лигнице? – изогнул бровь контр-адмирал Мурай.
– Что-то вроде того, – похоже, у него даже получилось улыбнуться, но руки все еще мелко дрожали.
В битве при Лигнице он впервые встретился в бою с Райнхардом фон Лоэнграммом и взял его корабль в заложники точно так же, как и теперь – этот флагман веррозионцев. И так же, как тогда, теперь надо было ждать.
«Гиперион» и корабль-заложник в абсолютной тишине рассекали космическое пространство. Никто, кроме них, не шевелился, и Яна не покидало ощущение дежа вю.
Когда стало ясно, что веррозионцы принимают правила, Ян нажал кнопку связи с кораблем Фишера.
– Контр-адмирал, уводите флот на Изерлон.
– Ваше превосходительство, а что же вы?
– Все в порядке. Мы скоро.
Так и произошло. Веррозионские корабли все как один расступились и позволили остаткам Тринадцатого флота покинуть поле боя. В ту же минуту Ян Вэньли коротко кивнул Стивенсону. Озвучивать приказ было не нужно. «Гиперион» отделился от веррозионского крейсера и ушел следом за своим флотом. Тысячи пар глаз провожали его взглядами, полными немой ярости и злобы, но это теперь не имело никакого значения.
Ян Вэньли резко тряхнул головой, взъерошил волосы на затылке и надвинул берет на глаза.
– Лейтенант Гринхилл, – позвал он ровным голосом. – Налейте мне, пожалуйста, чаю. И побольше бренди.
– Да, ваше превосходительство.
То ли Яну показалось, то ли действительно в тоне молодого человека не было прежнего укора. Хорошо, если второе. Они пережили Амритсар. По сравнению с этим лишний глоток алкоголя – просто пустяк.
– Лейтенант, у меня будет к вам еще одна просьба.
Фред аж встрепенулся: настолько ему хотелось быть полезным своему начальнику.
– Какая, вице-адмирал?
Когда Тринадцатый флот был уже достаточно далеко от поля боя, Ян Вэньли передал командование контр-адмиралу Мураю и поплелся к себе. Последние силы ушли на то, чтобы продержаться на ногах хотя бы по пути в каюту, и, закрыв за собой дверь, Ян упал на постель так резко, будто свалился в обморок. Он проспал двенадцать часов, а по возвращении в командный центр понял, что за несколько дней битв прожил целую жизнь.
Фред Гринхилл встретил его с неизменно теплой улыбкой.
– Ваше превосходительство, я узнал то, что вы просили. Командира того веррозионского флагмана зовут Кассиопея Клер. Говорят, она одна из лучших воинов во вражеском флоте.
– Женщина?! – странно, но ему никогда не приходило в голову, что наряду с противниками у него появится и противница.
Фред усмехнулся и откинул прядь со лба.
– И все же, какой бы она ни была талантливой, ей далеко до вас.
Ян ничего не ответил. Сдвинул брови, по привычке поправил берет и задумчиво посмотрел вперед. Тринадцатый флот быстро и уверенно приближался к Изерлону. Скоро они будут в безопасности, их с ликованием встретят свои, выжившие после Амритсара. Конечно, военные будут рассказывать, как ловко их Ян-Чудотворец вывел флот из окружения врага. Какую он проявил храбрость, находчивость и так далее, и так далее…
Интересно, понимают ли Фред и остальные, что им просто позволили уйти? И сделала это женщина, которой «далеко до него».

@музыка: Róméó és Júlia - "Miért fáj".

@настроение: усталое, но счастливое.

@темы: Ян Вэньли, Альянс

URL
Комментарии
2013-05-11 в 01:16 

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
А царапки высказать можно?

2013-05-11 в 01:18 

Гамбетта Французская
Time to be heroes!
От тебя - всегда. :)

URL
2013-05-11 в 01:26 

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
Царапка лично моя. Ураганный Волк мне нра больше, чем Волк Бури. Это раз.
Царапка по матчасти. Всё-таки Уланфу, а не Уланов. Это два.

Лейтенант Гринхилл - мужчина? Это любопытно.

Спасибо за доверие.

2013-05-11 в 01:36 

Гамбетта Французская
Time to be heroes!
Ну так уж случилось, что у меня Волк Бури. :)
Всё-таки Уланфу, а не Уланов.
Специально скачивала серию с субтитрами. Там точно был Уланов. :hmm:

Картинка

Лейтенант Гринхилл - мужчина?
Ага, причем канонично восхищающийся Яном (но в хорошем смысле, естественно).

URL
2013-05-11 в 01:39 

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
Специально скачивала серию с субтитрами. Там точно был Уланов.

Уже думали. Это глюк переводчика. Ты на морду-то глянь. Какой с-под него Уланов?)))

2013-05-11 в 07:43 

Гамбетта Французская
Time to be heroes!
Русские тоже разными бывают. ;) Но ладно. Если глюк, исправлю. :) Спасибо!

URL
2013-05-11 в 12:45 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Замечательная глава

2013-05-11 в 19:55 

Гамбетта Французская
Time to be heroes!
Мэлис Крэш
Спасибо!

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Время быть героями

главная