Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:19 

Глава семнадцатая. Что скрывают маски

Гамбетта Французская
Time to be heroes!
ЭЛИЗЕВИН

Прощальный праздник, устроенный в ее честь, был грандиозен. Теоросцы, похоже, совсем забыли, что Элизевин снова их враг и некоторые из них в следующий раз встретятся с ней уже в битве. Если даже кому-то и приходили в голову такие мысли, они не задерживались в памяти надолго.
Все началось после завтрака. Три сотни придворных собрались в Золотом зале, чествуя Элизевин и Молниеносных. Король Фердинанд, одним взглядом приковав к себе внимание, поднял бокал с шампанским.
– Пять месяцев принцесса Элизевин и ее подруги были украшением Кастильоса. Мы никогда не забудем этого времени и посвящаем сегодняшний праздник нашим гостьям. Слава прекрасным веррозионкам!
– Слава! – повторили три сотни глоток. Бокалы взвились вверх, послышался нестройный звон хрусталя.
Элизевин чинно склонила голову. Сегодня теоросцы, поистине, делают все, чтобы веррозионки не смогли ими пренебречь. Смеются, посылают улыбки, делают восторженные комплименты так, как будто не с гостьями прощаются, а проживают свой последний день. Странное отношение к жизни, так и не ставшее близким Элизевин. Но ее благодарность была вполне искренней.
Бал, последовавший за коротким раутом, открыли Фердинанд и Мириам. Одетые под стать друг другу – король в черном с золотым и его фаворитка в золотом с черным, – они действительно были прекрасной парой.
– Любуешься? – шепнула подошедшая Габриэль.
Элизевин улыбнулась уголками губ.
– В прошлом месяце Фердинанд сделал из осужденного живую мишень и тренировался на нем в метании дротиков, а две недели назад Мириам лично забила служанку до смерти за то, что та пролила кофе на ее платье.
Габриэль залпом осушила свой бокал.
– Ты не рассказывала об этом.
– Тогда это было и не нужно. Вы собирали информацию по нашему делу. Держу пари, что в мое отсутствие здесь тоже происходили ужасные вещи.
Подруга опустила голову, и это было ответом.
– Вот видишь. Они подходят друг другу по характеру, по привычкам, по внешности. Пара во всех смыслах, и это достойно восхищения. Но они извращенцы, и их детям, если они будут, я не завидую.
– Еще один наследник – это прямая угроза власти Ясона. Вряд ли он это допустит.
– Ты права. Ясон… – Элизевин сощурила глаза. Самый ненавистный ей человек сейчас тоже готовится к отъезду. Но Веррозион – не Теорос, а Нуво-Версаль – не Кастильос. Во владениях ее отца Ясону нечего рассчитывать на теплые проводы.
Танец завершился, и сияющая Мириам подошла к Элизевин.
– Дорогая, не танцевать на балу в свою честь – это преступление!
Она сжала ладони Элизевин в своих миниатюрных ладошках и лучезарно улыбнулась. Когда она так улыбалась, ее резковатые черты лица смягчались, и решительно невозможно было поверить в извращенную жестокость этой молодой женщины.
– Пойдемте, Элизевин, Габриэль! Ваши кавалеры…
– … уже здесь, – произнес низкий глубокий голос справа.
Герцог дель Сальвадоро так низко поклонился Элизевин, что перо его шляпы очертило на полу зигзаг.
– Встаньте, кабальеро.
Как большинство теоросцев, герцог Алонсо дель Сальвадоро был смуглым брюнетом, однако, словно в насмешку над обыденностью, боги наградили его выразительными ярко-голубыми глазами. Его спутник маркиз де ла Вега, возможно, обладал менее утонченными манерами и более грубым голосом, зато в этом кряжистом молодом человеке были искренность и непосредственность, которые особенно привлекали Габриэль.
Элизевин проводила подругу мягким взглядом. Под вступительные звуки вальса маркиз и Габриэль присоединились к танцующим.
– А вы что же? – спросил Алонсо, подавая Элизевин руку. Девушка, коснувшись веером, отстранила ее.
– Давайте просто пройдемся.
В саду возле фонтана шум праздника был слышен приглушенно и не резал слух. Элизевин облегченно вздохнула.
– Когда-нибудь вы станете королевой. Вам следует привыкнуть к балам, – сказал герцог, безошибочно прочитав ее мысли.
– Думаете, веррозионский двор не умеет развлекаться?
– Я никогда не был у вас, – к словам прилагалась извиняющаяся улыбка.
Взгляд Элизевин упал на воду. Собственное отражение, подернутое непрестанной рябью от брызг фонтана, улыбалось девушке отстраненно и загадочно.
– Хотя придворные не живут в Нуво-Версале постоянно, дворец никогда не пустует. В нем даже никогда не встретить меньше пятидесяти человек. Люди приезжают и уезжают, когда сочтут нужным, и отец не обращает на это внимания. Он следит лишь за безопасностью своих подданных и за тем, чтобы им не было скучно. Лето у нас переменчивое и не такое жаркое, как на Теоросе, поэтому мы используем любую возможность, чтобы провести весь день на воздухе. Гуляем возле фонтанов, играем в фанты в беседках, приглашаем артистов на открытую сцену в парке или едем на длительную охоту, которая может продолжаться неделю. Мы берем с собой запасы еды, складные столы и стулья, и организовываем большой пикник. Одновременно с охотой или вместо нее, если нам не удается поймать дичь. В любом случае время не тратится впустую. А зимой отец устраивает прогулки по оранжереям и зимнему саду, балы в зеркальной зале и рауты ста тысяч свечей.
– Рауты ста тысяч свечей?
– Ровно столько зажигается в зеркальной зале. Ставятся кушетки, скамейки, столы, и бальный зал превращается в огромную гостиную. На этих раутах музыка звучит негромко – только в качестве сопровождения к беседе.
Отражение герцога Алонсо задумчиво прикусило губу, и в этом жесте было больше естественности, чем во всех изысканных комплиментах. Элизевин заулыбалась и перевела взгляд на собеседника.
– Странно, но король Константин не производит впечатления настолько светского человека. Я слышал, он великий воин.
– Фердинанд тоже прекрасный воин. Но помните, как он кружился в вальсе, когда мы уходили?
– Понимаю, – Алонсо обратил к Элизевин внимательный взгляд. – Дело не в занятии, а в людях.
– Да. Именно поэтому я не смогу править так, как это делает мой отец. И не смогу стать такой королевой, какой была моя мать.
Страх запоздало шевельнулся в сердце Элизевин. До сих пор она могла доверить свои сомнения лишь подругам, а настолько потаенные – лишь Кассиопее. Но никак не герцогу Алонсо: он ведь враг, теоросец и к тому же влюбленный мужчина. У него есть тысячи причин использовать ее слова против нее самой. Но интуиция кричала, что он не станет этого делать. И Элизевин поверила.
Алонсо оперся на золоченую балюстраду возле фонтана, темные кудри низко склонились над водой. Он казался таким юным в этот момент! Таким… не врагом.
– Вы правы, принцесса. Вам не стать такой, как они, но это и не нужно: вы и без этого будете прекрасной королевой. Однако для этого надо перестать оглядываться на других. Используйте их опыт, но в себе не сомневайтесь никогда.
– Спасибо за совет, – улыбнуться, несмотря на смущение и замешательство, – это она умела. Разве что сердце вдруг забилось так, словно приготовилось выскочить из груди. Но это пройдет. Наверное, она просто переутомилась: солнце сегодня слишком жаркое.
– Давайте вернемся в зал, герцог.
– Разумеется, ваше высочество.
Они танцевали вместе весь день, не замечая времени. Голова Элизевин кружилась от бесчисленных танцевальных па, но больше – от прикосновений и взглядов герцога Алонсо. Опьянение начало оставлять ее только под заключительные пассажи финальной сарабанды.
– Это и есть ваше «Прожить день, как последний»? – спросила девушка, отдышавшись.
– Именно, – и Алонсо задорно подмигнул.
После сарабанды король пригласил всех гостей в обеденный зал. Но у Элизевин были дела поважнее трапезы. Извинившись перед правителем, она отправилась в свою комнату. Осторожно вынула из ящика комода ноутбук и откинула крышку.
Сообщения о звонках с разных концов Млечного пути выстроились на экране стройной чередой. С Веррозиона, с Феззана, с Вестерланда. Вестерланд? Марсель, веррозионский шпион на этой небольшой имперской планете, редко выходил на связь – только по очень срочным вопросам, и никогда не подводил. Элизевин без раздумий набрала его номер.
Ответа пришлось ждать довольно долго, но, едва ожидание начало перерастать в беспокойство, Марсель вышел на связь. Невозможно похудевший, с бледным осунувшимся лицом, с пластырем через всю щеку, он совсем не походил на того энергичного тридцатилетнего мужчину, с которым Элизевин виделась полгода назад. А лихорадочный блеск в его глазах мог значить лишь одно.
– Сражение? – отрывисто спросила Элизевин. – С кем?
– С гражданскими.
– Что?!
– Брауншвейгу нужно больше ресурсов для войны. Этому тупому ослу наплевать, что его народ гибнет от голода. Сегодня у гражданских иссякло терпение. Произошли первые стычки, и меня отправили на подавление одного из очагов мятежа.
Элизевин нахмурилась. Марсель понял это по-своему.
– Я был вынужден, ваше высочество. Племянник Брауншвейга, фон Шайдт, мне доверяет. Чтобы не вызвать подозрений…
– Я знаю, не извиняйся. Ты все сделал правильно. Меня беспокоит сам Брауншвейг. Ты лично виделся с ним. Как думаешь, какова будет его реакция?
Марсель удрученно мотнул головой.
– Если бы война только начиналась, он бы ограничился казнью главарей мятежа. Но война близится к концу, Брауншвейг терпит поражение за поражением. Боюсь, воодушевление герцога уже испарилось и сейчас он больше напоминает маниакального безумца, нежели расчетливого предводителя. К тому же его любимый племянник в опасности. Вероятно, Брауншвейг в припадке ярости просто уничтожит планету. А я не могу этого допустить.
Впервые за время разговора Элизевин улыбнулась.
– Все ясно. Стефания?
– Да.
Стефания фон Краузе была экономкой Шайдта. И возлюбленной Марселя, на которой он собирался в скором времени жениться.
– Не волнуйся. Мы сможем защитить Стефанию и других гражданских Вестерланда. Жди меня через три недели.
– Пара кораблей тут не справится.
– Пара – нет, но пятисот вполне хватит. Я свяжусь с Кассиопеей. Когда прибуду на Веррозион, корабли уже будут готовы. А к тебе у меня будет особое поручение. Как можно дольше задерживай развитие событий. Поговори с Шайдтом, убеди его в бессмысленности крайних мер. Сейчас, после стычки, это не вызовет подозрений. Тогда с твоей помощью у меня будет месяц.
– Тем не менее поторопитесь, ваше высочество.
– Держи меня в курсе, Марсель.
Встревоженное лицо осведомителя скрыли полосы, пошедшие по экрану, и изображение погасло.
Элизевин тут же открыла сообщение с Веррозиона. Касси интересовалась, как прошли последние дни перед отъездом. Да… Впору спрашивать, а были ли они вообще. Все перечеркнул Вестерланд, который лег на плечи тяжким грузом ответственности. И ведь Вестерланд даже не принадлежит Веррозиону. Шпионаж на этой планете организовали скорее для проформы, чем по необходимости, а оно вон как повернулось.
– Касси, мне нужен флот, – сообщила Элизевин, как только подруга вышла на связь.
– Сколько?
– Пятьсот. Пусть их подготовят для гипер-перехода.
Касси недоуменно хмыкнула.
– Опять в Империю? Мы туда зачастили, не находишь? Выполняем условия договора, как было обещано, а они даже с места не тронутся в нашу сторону.
– Потому что у них гражданская война, – от необходимости объяснять очевидные вещи Элизевин скривилась. Касси была сама не своя после Амритсара, но когда-то же это состояние должно прекратиться!
Явно уловив перемену в тоне подруги, Кассиопея вздохнула и примирительно улыбнулась.
– Так какой у тебя план?
После разговора с Касси Элизевин быстро просмотрела последнее сообщение. Эжени наконец удалось раздобыть нужную информацию.
Нетерпеливо теребя локон, Элизевин перезвонила на Феззан. Немногословная Эжени и в этот раз не отступила от своей привычной манеры. Просто переслала Элизевин досье, на поиски которого пришлось лететь в такую даль.
– Засекреченное?
– Да. Я так и не выяснила почему.
Беглый взгляд на присланный файл. Глубокий вдох, затем более тяжелый, прерывистый выдох.
Элизевин поспешно простилась с Эжени и принялась за чтение досье. Первое изумление прошло, оставив только легкую отстраненность. Будто это досье на совершенно незнакомого человека. Строки бежали одна за другой, прошивая память Элизевин черными иглами-буквами.
Имя: Мириам Розас. Дата рождения: 30 июля 771 г. Космической эры. Место рождения: Альянс Свободных Планет, Хайнессенполис. Сирота, до семнадцати лет жила под опекой деда – героя Второй битвы при Тиамат. После его смерти переехала на Феззан и через два месяца вышла за Джона Лайонела. Работала в социальной службе, участвовала в антивоенных митингах. Через шесть месяцев после свадьбы ее муж погиб в автокатастрофе, после чего миссис Лайонел исчезла в неизвестном направлении.
На фотографии, приложенной к досье, была изображена очень юная девушка, почти подросток. По-девичьи округлое лицо, улыбчивые глаза, светлые волосы, аккуратно собранные на затылке в объемный хвост. С тех пор как сделали этот снимок, прошло десять лет. Волосы Мириам давно выгорели под палящим теоросским солнцем, лицо заострилось, в облике укоренились властность и величие. Но это была та самая Мириам Розас.
Снова взгляд на досье – долгий-долгий, проверяющий, все ли слова удержались в памяти, не упущено ли что-то важное.
В дверь тихо постучали.
– Войдите.
В комнату заглянула Дельфина, разрумянившаяся от танцев и вина.
– Ты надолго пропала. Что… что случилось?
Как всегда, Дельфине было достаточно взгляда, чтобы все понять. Она мгновенно посерьезнела.
– Плохие новости?
– Пригласи Габриэль, пожалуйста. Предстоит одно дело в Империи. И еще: есть новости от Эжени. Ты была права. Мириам – не та, за кого себя выдает.

@музыка: Rómeó és Júlia - "Erkély duett".

@настроение: лирика.

@темы: Элизевин, Веррозион

URL
Комментарии
2013-07-02 в 07:10 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Каждая глава все сильнее цепляет

2013-07-02 в 14:58 

Гамбетта Французская
Time to be heroes!
Теперь до конца первой части самые сложные моменты остались - с Джессикой, с Вестерландом и с покушением на Райнхарда. Буду думать.

URL
2013-07-02 в 15:33 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Время быть героями

главная