Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:05 

Глава двадцать вторая. Цветы зла. Милосердие

Гамбетта Французская
Time to be heroes!
КАССИОПЕЯ

Новая секира была легче прежней и казалась продолжением руки. Кассиопея выбрала это оружие еще на Телуре, в захваченном арсенале. Топорище легло в ее ладонь, как родное, сразу вызвав у Касси довольную улыбку. Лезвие было тонким и казалось игрушечным. «Таким разве что кукол рубить», – сказал караульный, чьего имени Касси не запомнила. Вот только секира была оружием старой теоросской ковки, по сравнению с которой современная была пылью под ногами. Прочнейшая сталь изготавливалась когда-то для сражений с врагами Теороса. Теперь она должна была пролить кровь своих прежних хозяев, забрать сотни жизней, в том числе жизнь злейшего врага Кассиопеи.
Девушка подбросила секиру в воздух, перекинула в другую руку и повернулась вокруг своей оси. Она рассекла воздух, потом снова и снова. Лезвие превратилось в стремительную стрекозу, и взгляд девушки не поспевал за полетом стальных крыльев.
Все эти повороты были похожи на танец. Сначала Касси танцевала сама с собой, но с каждой минутой нарастало и крепло чувство, что она не одна. У девушки был партнер, не уступающий ей в быстроте. Молниеносный, как Молниеносная, мелькнуло у нее в голове. Партнер все время ускользал, и Кассиопея взмахнула секирой не глядя. Он упал, а она в последнем развороте приставила лезвие к его горлу. Глубокий вздох прогнал мираж. Лишь тогда девушка поняла, что представляла Ясона.
«Ненависть сводит меня с ума». От этой мысли стало дурно, и Кассиопея обессиленно рухнула на пол.
Через час она вышла к своим – к тем, кто ждал ее распоряжений как командира корабля и флота. Им нужен сильный предводитель, а не слезливая дура. Скоро все закончится, и тогда можно будет наплакаться вволю.
Едва она показалась на мостике, к ней подлетел старпом – капитан Лагарп, сухощавый мужчина пятидесяти лет.
– Что там?
– Передовые отряды неприятеля.
– Раньше, чем мы ожидали, – насторожилась Кассиопея.
– Да. Но в такой масштабной операции о секретности нечего и говорить.
Верно. Операция даже слишком масштабная, и еще не время ее начинать.
– Они прощупывают нас. Сражение с ними – пустая трата ресурсов. Сделайте пару залпов и позвольте им отойти.
– Есть, ваше превосходительство.
После первых же залпов вражеский флот змейкой заструился обратно к Теоросу. Эта видимость трусости не обманула Кассиопею. Противник проверял ее настрой. А вот Ясон на его месте не совершал бы лишних движений.
Кассиопея поймала себя на мысли, что стала чаще вспоминать его. Он близко, поняла она. Ясон близко.
Или просто нервы начали сдавать?
Огромный флот Веррозиона выступил три недели назад, а на десятый день начали прибывать имперские корабли. Лоэнграмм и король Константин разрабатывали план несколько дней подряд и остановились на том, что войска прибудут к Теоросу в шахматном порядке. В обеих линиях имперские и веррозионские флоты будут чередоваться. Расстановку сил обсуждали еще полдня, принимая во внимание все детали – от темпераментов командиров до особенностей их тактик.
Общий настрой был только на победу, и Касси разделяла его. Но веррозионцы давно сами сокрушили бы Теорос, если бы не его сила.
Во-первых, у вражеской планеты на редкость удачное расположение. Рядом с Теоросом находится мертвая зона – космическое пространство, в котором невозможна навигация, наподобие того, что разделяет Альянс и Империю. Теоросцы знают особенности местности и знают, как избежать космических ловушек. Чужаки не могут этим похвастаться. Даже веррозионцы чувствуют себя неуверенно поблизости от мертвой зоны. Поэтому, когда крайней на правом фланге поставили Натали, а на левом – Клод, Касси одобрительно кивнула. Первая – самая старшая и самая ответственная из Молниеносных. Вторая – мудрая и осторожная.
Другая проблема была связана именно с этой битвой. Король Константин и Элизевин задумали сокрушить Теорос одним ударом и для этого снарядили колоссальный флот – почти сто восемьдесят тысяч кораблей. Принцесса настаивала на двухстах тысячах, но, к счастью, ее удалось отговорить. Пусть Веррозион сейчас в относительной безопасности, часть флота должна остаться и защищать планету. А участвующим в битве должно остаться место для маневров.
Это-то и беспокоило Кассиопею. У теоросцев и так более подвижные корабли, говорила она Элизевин. Непомерная численность превращает объединенный флот веррозионцев и имперцев в медлительное животное.
– Цветок, – возразила принцесса, – причем гибкий и опасный.
Касси непонимающе моргнула. В ответ подруга нажала кнопку, и из середины стола выросла проекция схемы предстоящего боя.
– Мертвая зона тянется на тысячи световых лет, так? Напоминает стебель. Мы будем приближаться к Теоросу и окружать его, как лепестки – сердцевину, – она провела рукой, рассекая светящуюся схему. – У каждого «лепестка» свое предназначение, и, когда каждый исполнит должное, «лепестки» сомкнутся над «сердцевиной» и поглотят ее.
– Порывистый ветер сдувает лепестки.
– Но если ветер создаем мы, то это совсем другое дело, – Элизевин взяла руки Касси в свои. – Не волнуйся, дорогая подруга. На этот раз мы покончим с Теоросом.
Принцесса была поразительно воодушевлена. Это не убавило беспокойства Кассиопеи, зато могло прибавить уверенности солдатам, а это было важнее.
Кассиопея посмотрела вправо. На боковой обзорный экран проецировался ход соседнего флота, и вдали, если присмотреться, можно было различить флагман. Прикрывать Кассиопею в грядущем сражении поручено вице-адмиралу Нейхардту Мюллеру. Если я ошибусь, он проиграет, подумала она.
Касси тряхнула головой и поспешно отвела глаза от экрана. Отойдя на пару шагов, чуть не столкнулась с Лагарпом.
– Ваше превосходительство, начинается.
Мысли зачастили в ее голове с такой быстротой, что Касси даже подалась вперед. А вот флот на левом фланге, напротив, медлил.
– Там минное поле, ваше превосходительство.
– Странно, что его не заметили раньше.
– Может, противник минировал в спешке?
Значит, у них наверняка не хватило времени на большее пространство. Но если это план, а не ошибка?
– К ним приближается вражеский флот.
Касси втянула в легкие воздух, и в этот же миг Галактику пронзили сотни лучей. Битва за Теорос началась.
Бой открыла Клод Миоссен, осторожная и мудрая, и у нее есть помощники. Она справится, сказала себе Кассиопея, но вслух почему-то произнесла другое:
– Кто командует вражеским флотом? – повернулась она к Лагарпу.
– Сейчас узнаю.
Тем временем правый фланг и центр объединенного флота тоже пришли в движение. Натали «кусала» теоросцев в своей излюбленной манере – то приближаясь, то отступая. Истребители прикрывали крейсеры, и несколько теоросских кораблей засосало в мертвую зону. Вернее, несколько десятков, если это отразилось даже на общей схеме боя.
– Противник вице-адмирала Миоссен – адмирал де ла Вега, – сообщил Лагарп, и в душе у Кассиопеи все перевернулось.
Клод, уходи, это ловушка!
Видимо, чувства слишком явно отразились на лице Касси, потому что старпом как-то подобрался и спросил:
– Указания, ваше превосходительство?
– Мы во второй линии, капитан, – ответила она без колебаний. – Остаемся на месте. И увеличьте центр.
Лагарп кивнул, и схема самого сердца сражения заняла весь экран. По центру правили бал вице-адмирал Фаренхайт и Луиза Мортемар. Кассиопея против воли усмехнулась, вспомнив, с каким недовольством темпераментная подруга говорила о бывшем мятежнике.
– Он сражался против Лоэнграмма. Все это знают, Касси! – звенел на весь тренировочный зал голос Луизы. – Почему я должна доверять ему?
– Оставь доверие друзьям. С Фаренхайтом ты будешь работать.
– Мы будем прикрывать друг друга, и я должна быть уверена, что он не побежит…
Красноречивый взгляд остановил Луизу на полуслове.
– … и не наделает глупостей.
Еще более красноречивый взгляд – и Луиза примирительно кашлянула. Она чересчур горда и резка, зачастую ирония – единственное оружие против ее гнева. А гнев редко когда приносит пользу.
Глупостей скорее можно ожидать от тебя, Лу. Фаренхайт – тот, кто тебя остановит.
– Флот вице-адмирала Миоссен отступает, – сообщил старпом, вырывая Кассиопею из воспоминаний.
Клод поступает разумно. Тем более сейчас ее прикроет адмирал Биттенфельд – отчаянный, однако надежный, когда речь идет о критических ситуациях.
– Почему он медлит? – пробормотала Касси.
Тут Лагарп цокнул языком и прикусил губу.
– Ваше превосходительство…
Но она уже увидела. Де ла Вега выпустил истребители, и они помчались к флоту Биттенфельда. «Валькирии», отправленные имперцами в ответ, смели бы врагов одним ударом… если бы были их целью. Нет. Теоросские «Эфы» палили по грузовым кораблям с провизией и боеприпасами. Кто-то расшибался о черную обшивку крейсеров, кого-то уничтожали лучи «Валькирий», но большинство достигали цели. Когда это случалось, космос ослеплял мощный взрыв: корабли, наполненные боеприпасами, просто тонут в кошмарном, неистовом огне.
Боги…
Сначала Клод, потом Биттенфельд. Сколько еще просчетов будет у объединенной армии? Оба флота еще держатся, а Биттенфельд, как слышала Касси, вообще не признает слова «отступление». Но…
Внезапная догадка пронзила ее.
– Капитан, свяжите меня с королем Константином.
– Вы же не собираетесь…
– Вмешаться? Нет, – но, если ничего не предпринять, объединенный флот оттеснят по часовой и атака захлебнется.
– Ваше превосходительство, мы не можем связаться с его величеством. Враги создают помехи, и большие расстояния им на руку.
Вот и теоросская змея! Загнанная в угол, она использует все свои преимущества и пускает в ход одно оружие за другим, потому как надеяться особо не на что. Но будет на что, если отступит еще хотя бы один флот.
Судя по тому, что Касси видела на общей схеме, флоты первой линии отступать не собирались. Середина стремительно свернула в сторону, на помощь левому флангу, где уже образовалась брешь. Луиза и Фаренхайт. Смело, но центр ослаб.
– Сообщение с «Тараниса», ваше превосходительство.
Наконец-то! Естественно, правитель Константин видит, что происходит по центру. Выделить, скажем, пятую часть флота, чтобы подлатать брешь, – вполне разумно.
Вместо этого разумный Константин приказал оставаться и ждать. «Контратаку по центру возглавляет король Фердинанд», – было в послании. «Я сам разберусь с ним», – этого в сообщении не было, но Касси поняла, как поняла и то, что неподалеку от Фердинанда будет Ясон.
Она много кем была – подругой принцессы Элизевин, командиром Молниеносных, подданной Веррозиона, преданной своей стране и лично своему королю. Кассиопея не забыла, что в день похорон ее родителей Константин обнял ее на глазах у всех. Он принял Касси, как родную дочь, хотя никогда не говорил об этом.
Теперь же приемный отец лишал ее возможности отомстить за смерть ее собственных родителей. А ведь она была еще и любящей дочерью. И обманутой женщиной.
Об этом вы забыли, мой король?
– Капитан Лагарп, мне нужен корабль. Небольшой, чтобы не привлекать внимания. И несколько десантников.
– Вы покидаете нас? – мелкие глаза старпома превратились в крупные пуговицы.
Как ни серьезен был момент, но Кассиопея улыбнулась.
– Хотите спросить, не сбегаю ли я? Нет. У меня есть дело, и я намерена вернуться, когда его выполню. Вы остаетесь за старшего.
Капитан был деликатным человеком и никогда не дерзил командованию, но, едва Касси направилась к выходу, пальцы Лагарпа вцепились в ее руку.
– Ваше превосходительство, это измена.
Не страшнее, чем измена себе, хотела выплюнуть девушка, да вовремя спохватилась. Если все обернется плохо, капитана повесят как соучастника.
– Всю ответственность беру на себя, – попыталась она его успокоить. Это не помогло, и Кассиопея прибегла к последнему доводу. – Вспомните, кто я, месье.
Она имела в виду близость к королевской семье, а не разницу в званиях, но Лагарп понял ее по-своему и отошел с кислой миной.
Просить прощения было некогда. Важнее было отобрать десантников и сделать наконец то, что дóлжно.
Глядя на удаляющийся «Цернуннос», Кассиопея вдруг подумала, что Ясона может и не оказаться на его корабле. Перспектива искать его на ста тысячах других была мрачной, бессмысленной и попахивала глупостью.
Что ж, тогда ее проклянут и назовут свихнувшейся дурой. Такой не жаль отсечь голову.
Линкор под названием «Гнев богов» рассекал космос с завидной быстротой. Капитан оказался неразговорчивым, а может, он просто не любил лишних вопросов. В отсеке десантников была звуковая изоляция, поэтому на корабле стояла неестественная тишина. А Кассиопея не могла оторвать взгляд от того хаоса, который творился снаружи, и кровь приливала к ее щекам.
Когда связист сообщил о приближении к «Огненному змею», Касси уже вооружилась и была готова к бою.
– На таран, – скомандовала она.
Через минуту пол сотряс мощный толчок. Столкновение с вражеским кораблем стало сигналом, который поняли все. Лазеры прожгли обшивку «Огненного змея» в самой середине длинного коридора. Теоросцам придется бежать к непрошеным гостям с обеих сторон, и это выиграет Касси и ее людям время.
– Пошли.
Коридор был полностью освещен, и теоросские десантники в своих золоченых доспехах показались солнечными бликами. Первый из них рухнул от удара секиры Кассиопеи. Золоченое окрасилось алым.
– Филипп, ты со своими – в командный центр. Жиль, Ив, отрежьте пути к отступлению.
Ни одна эвакуационная капсула не должна покинуть этот корабль.
Касси рубила направо и налево. Вихрь кружащихся рядом секир и мечей ее ребят вселял в нее спокойную уверенность, а мыслей почти не было. Кроме одной: Ясон. Он на корабле, она знала это. Только где именно? Так же, как она, стоит плечом к плечу со своими ребятами или пытается сбежать, почуяв опасность?
Он дель Асеро, напомнила себе Касси и ринулась в отсек экипировки.
Ясон опоясывался мечом, и в его движениях сквозила нервная поспешность. Однако к Кассиопее он повернулся медленно, почувствовав то ли ее присутствие, то ли отсутствие своего прикрытия.
Он косо взглянул на тела своих солдат, распластавшихся в шаге от него.
– Ты, как всегда, впечатляешь, Кассиопея.
– Знаешь, зачем я здесь?
– Чтобы убить меня, полагаю.
Его тонкие пальцы легли на рукоять меча и провели по ней вверх-вниз. Касси вспыхнула.
– Покончим с этим.
Левой рукой она отбросила волосы назад, а правую выбросила вперед. Секира всколыхнула воздух и встретилась с мечом.
Удары стали о сталь, да взмахи, да искры – это было все, что Кассиопея видела и хотела видеть. Этого было достаточно, чтобы вести бой на равных. Стоит посмотреть в глаза Ясона – и ей не победить. Он хорошо знал это и провоцировал ее.
– Я помню тебя совсем другой, Касси. В цветочном венке на весеннем поле.
Она ударила. Секира раскроила бы болтуну голову, но он отскочил. Лезвие оставило на стене глубокую вмятину.
– Такие яркие цветы, и они так тебе шли.
Это были васильки, дурак. Твои любимые цветы.
– А ночью… Ты ведь помнишь, что тогда произошло, верно?
И слишком хорошо, будь ты неладен.
– У тебя кто-то был после меня?
Касси шагнула назад и запнулась о труп ясонова телохранителя. Ясон только этого и ждал. Острие его меча ткнуло ее в солнечное сплетение. Доспехи выдержали, но Касси с трудом устояла на ногах.
Она отшвырнула мешавший труп, прежде прикрывшись им от очередного удара Ясона. Клинок теоросца сверкнул в дюйме от ее лица, но она уже прыгнула.
Кассиопея выдавила бы его прекрасные карие глаза, однако Ясон всегда оставался прежде всего змеем. Он увернулся и бросил ее на стену. Девушка поморщилась от удара, а в следующий миг ощутила горячие жесткие губы на своих губах.
Он сошел с ума, мелькнула мысль. Он убьет меня, мелькнула другая, и Касси оттолкнула врага. Вовремя: меч Ясона вспорол заклепки под ее ребром.
Девушка подхватила падающую секиру и поклялась себе больше ее не ронять.
Кассиопея ударяла снова и снова – по мечу Ясона, по своим воспоминаниям. Искрился и преломлялся свет в узком помещении, искрились слезы на ее лице, и сталь бесновалась в ее руках.
Краем глаза Молниеносная видела кривую усмешку Ясона, но болтать он перестал. Видимо, слезы Кассиопеи сказали ему что-то.
«Достойные враги встречаются нечасто, лучшие – лишь однажды», – сказал когда-то правитель Константин. По какому поводу, Касси уже не помнила. Но что это про нее и Ясона, осознала только теперь.
В следующий миг она выбила меч из руки Ясона. «Только однажды», – еще звучало в ее голове, когда секира провела страшную борозду по шее теоросца. Он даже вскрикнуть не успел, да и не смог бы: кровь фонтанировала, подавляя в зародыше саму попытку крика.
Теперь Касси смотрела Ясону в глаза – красивому молодому мужчине, которому уже не дожить до тридцати. Его красота и молодость потонули в крови, извергающейся из его горла с отвратительным бульканьем. Живыми оставались только глаза, и они молили о милосердии.
Милосердие – тебе, Ясон дель Асеро? Ты прилетел на Веррозион под видом студента, а сам практиковался в шпионаже. Ты выбрал жертвой лучшую подругу принцессы и внушил всем, что это любовь. Мои родители были к тебе добры, но за их доброту ты отплатил подстроенной автокатастрофой. Ты сбежал от моей мести, а теперь молишь о милосердии?
– Кроме тебя, у меня никого не было, – сказала Кассиопея, поднимая оружие. – Я любила тебя, Ясон дель Асеро. Прощай.
Секира из прочнейшей теоросской стали отделила голову Ясона от тела. И это было милосердие.
Кассиопея вышла в коридор. Она вся вспотела в десантном костюме. Ей хотелось вымыться и забыться сном без сновидений. Если повезет, скоро ее желания осуществятся. Главное – прибыть на «Цернуннос».
В другом конце коридора показались ее ребята. Она переступила через чьи-то внутренности, пока шла к ним, и даже не заметила этого.
– Все в порядке, ваше превосходительство. Корабль наш.
От Касси не ускользнул странный взгляд Ива на ее лицо. Ах да, глаза. Должно быть, они все еще красные и влажные.
– Корабль-то наш, – согласилась она, проводя по лицу, – но до «Цернунноса» на нем не добраться. Возвращаемся на «Гнев богов».
Филипп покачал лысой головой.
– К нашим сейчас вообще не добраться. Расстановка сил изменилась.
Да… Великая битва за Теорос в самом разгаре, а командир Молниеносных думает только о дýше и сне.
– Показывайте, – вздохнула она.
Командный центр выглядел так, будто неумелый маляр заляпал стены краской: слова «Пленных не брать» означают истребление всех, кто способен держать в руках оружие.
Теперь капитаном был Жиль, а за компьютером сидел Мишель, в юности взломавший правительственную программу.
Мишель вывел на главный монитор схему битвы.
– Что-то случилось на второй линии. Пока не разобрать, но в таком хаосе мы просто потеряемся. Мы здесь, на правом фланге теоросского флота. Основное сражение происходит по центру. Фердинанд отбивается от атаки правителя Константина и Райнхарда фон Лоэнграмма. Мы стреляем в пространство, и пока до нас никому нет дела.
Цветок сжимает лепестки, подумала Кассиопея. Но скоро Фердинанд заметит, что его сын не выходит на связь, и тогда…
– Нам надо уходить.
– Немного повременим, ваше превосходительство. Я обнаружил ценные сведения в их компьютере, уже извлекаю.
– Поторопись. Жиль, какой из наших флотов ближе?
– Короля Константина.
– Примкнем к нему, а сообщение на «Таранис» отправим по дороге.
Константин будет не в восторге от того, что она сделала. Она ведь фактически навязала ему дилемму: наказать офицера, покинувшего пост, или наградить убийцу вражеского наследника. Но Кассиопея слишком устала, чтобы волноваться из-за этого. Скорее бы оказаться на «Цернунносе».
Перешептывания окружили ее сразу, как только она поднялась на королевский флагман. Они уже начали складываться в доступные пониманию фразы, но король Константин, вышедший ей навстречу, жестом заставил всех замолчать.
Она спустилась к нему и преклонила колено. Он же рывком поставил ее на ноги и заговорил:
– Мадемуазель, пока вас не было, враг зашел в тыл к контр-адмиралу Ноай. «Цернуннос» получил приказ идти на помощь, но был уничтожен, и флот встал. Контр-адмирал Софи Ноай погибла. Если бы не Мюллер, вторую линию порезали бы на куски. Ваша преступная халатность принесла свои плоды. Адмирал Кассиопея Клер, вы арестованы именем короля.

@музыка: Мельница - "Радость моя".

@настроение: веселое.

@темы: Кассиопея, Веррозион

URL
Комментарии
2015-07-13 в 23:10 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Так, интрига...

2015-07-13 в 23:24 

Гамбетта Французская
Time to be heroes!
Часть ее раскрывается в следующей главе. ;-)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Время быть героями

главная