21:43 

Глава двадцать пятая. Кукловоды и марионетки

Гамбетта Французская
Time to be heroes!
ДЕ ВИЛЬЕ

Ему нужна знойная рыжеволосая красавица, тонкая, но с пышными формами. И чтобы танцевать умела.
Когда де Вилье озвучил свои пожелания хозяйке заведения, она заверила, что все ее девочки безупречно пластичны и великолепно танцуют. В этом у клиента не было причин сомневаться: закрытое заведение «Бархатные ночи» открыто обсуждалось в определенных кругах и считалось лучшим на Феззане. Но когда хозяйка пообещала де Вилье красивейшую из женщин, это показалось ему пустым бахвальством сводницы.
«Бархатцы» делали все для удобства клиентов, это следовало признать. Просторная комната, куда привели де Вилье, была обита панелями винного цвета. Дорогие настенные часы, зеркало в золоченой раме и никакой мебели, кроме кровати и глубокого кресла. Зато уютный огонь в камине и розы повсюду. Настоящее любовное гнездышко.
Обернувшись к открывшейся двери, де Вилье признал и то, что никакого бахвальства за хозяйкой не водится. Перед ним действительно стояла самая красивая женщина. Не старше двадцати пяти, высокая, с превосходной фигурой. Тонкие пальцы потянули за шнуровку накидки, и вскоре женщина осталась в одном коротком платье.
Де Вилье приблизился, чтобы внимательнее оглядеть ее. Волосы… такие густые, что все заколки покажутся на них преступлением. Кожа светлая и ухоженная, и веснушки на руках, как у большинства рыжих. Выглядит по-детски невинно, даже на женщине ее профессии. А глаза пронзительные и жесткие, наверняка смутившие не одного клиента. Но она красавица, и ей можно почти все.
– Не смотри так оценивающе, я этого не люблю.
Она подчинилась и даже потупила взгляд.
– Нет, не прячься. Я хочу видеть тебя. Как тебя зовут?
– Доминик.
У нее был приятный низкий голос, ласкающий одним своим звучанием. Де Вилье отошел на пару шагов. Вне сомнения, Доминик – шедевр, и смотреть на нее надо, как на лучшее произведение искусства.
– Станцуй для меня, – произнес он хрипло.
Он сел в кресло у камина, предоставив женщине действовать. Она не спешила. Прошла к окну, задернула шторы плотнее, отчего свет в комнате стал ярче и жарче. А может, в присутствии этой женщины все вокруг становилось таким.
Де Вилье вздрогнул, услышав музыку, которая полилась словно ниоткуда. Потом только сообразил, что Доминик нажала кнопку плеера, встроенного в стену и искусно прикрытого цветами.
Музыка была странной. Она то рокотала, то затихала, а потом вновь набирала силу. Тело Доминик извивалось в такт мелодии, а руки возносились вверх, как при колдовском обряде.
Это не был стриптиз: в нем попросту не было нужды. Де Вилье видел каждый изгиб тела женщины, а опытный взгляд примечал и остальное: манящую ложбинку между грудей, напряженные соски, дерзкий взгляд, стреляющий без промаха.
Ей платят за этот взгляд, сообщил внутренний голос. Конечно, это правда. Был бы на месте де Вилье кто-нибудь вроде Рубинского – и красавица могла бы рассчитывать на богатого покровителя. Такова мечта всех представительниц ее профессии – вырваться на волю, стать порядочной и обеспеченной дамой рядом с успешным мужчиной. Но черная сутана служителя Культа сразу делает де Вилье всего лишь клиентом, которого надо ублажить.
Тем не менее танец и взгляд у этой женщины получались такими естественными, что де Вилье позволил себе забыться и просто наблюдать.
Доминик прошла по комнате, держа руки высоко над головой, а ногами рисуя на полу невидимые узоры. Только тогда де Вилье заметил на ее правой ноге браслет. Он обхватывал щиколотку тонкой нитью, и на нем были витиеватые знаки, но какие именно – не разобрать.
Внезапно женщина остановилась. Де Вилье поднял голову и увидел в глазах Доминик страсть. Настоящую, а не ту, за которую платят. Уж он-то с его опытом в таком разбирался.
Удивление едва не перекрыло нарастающее желание. А Доминик просто улыбнулась и протянула ему руку. Он принял ее без колебаний и рывком привлек женщину к себе.
Входя в заведение, де Вилье думал, что не останется даже до рассвета. Вместо этого он покинул «Бархатные ночи» только поздним утром. Сан обеспечивал ему неприкосновенность, деньги – репутацию, а тонированные стекла автомобиля – безопасность, но настроения это не улучшало. Ночь с Доминик стоила всех ночей со всеми его предыдущими женщинами, и тем отвратительнее казался наступивший после нее день.
Даже несмотря на то, что дневные игры ему нравились больше.
С Трунихтом было просто. Пара осторожных фраз, намек тут, намек здесь – и вот председатель убежден, что сам додумался вызвать командующего флотом Изерлона для следственной комиссии. Конечно, сама комиссия – идиотский предлог для любого военного. Но из идиотского предлога в Альянсе превосходно стряпают реальные угрозы, даже для Яна. Нет, в особенности для Яна.
Де Вилье долго наблюдал за этим парнем. Не тянет Ян Вэньли ни на марионетку, ни на диктатора. Он слишком хорош и популярен, и его надо убирать в любом случае. Над средствами можно подумать: как-никак национальный герой. И все равно: убирать.
С мальчишкой Лоэнграммом дело обстояло иначе, потому-то де Вилье и летел по всем улицам Феззана к Адриану Рубинскому.
Его пропустили без очереди, как и ожидалось. Когда он вошел в кабинет, Феззанский Лис разливал по бокалам вино. Красное сухое, его любимое, как де Вилье уже успел понять за пять лет знакомства.
– Признаться, вы заинтриговали меня, Рубинский, – сказал гость, принимая бокал.
Хозяин офиса сел на диван напротив и улыбнулся уголками губ.
– Как я вам говорил, расстановка сил изменилась, – Рубинский подался вперед, к пульту управления. Одно движение – и огромный экран на стене замерцал. Посередине его возникла диаграмма.
– До прошлогодней битвы при Астарте соотношение экономических и политических сил Империи и Альянса было пятьдесят к сорока. Десять процентов сохранял за собой Феззан, что позволяло нам поддерживать баланс. Теперь же, – Рубинский снова тронул пульт, и линии диаграммы сместились, – соотношение враждующих сторон – шестьдесят к тридцати пяти. Гражданские войны привели к противоположным результатам. Империя усилилась, а Альянс ослаб. Это уже нельзя назвать балансом.
Да. Зато можно назвать крахом Альянса Свободных Планет. Стоит линиям передвинуться не только на диаграмме, а в жизни, и тогда…
– Мы поможем Райнхарду фон Лоэнграмму объединить мир под властью Империи. Разумеется, на самом деле контролировать все будем мы.
Сквозь бокал де Вилье посмотрел на диаграмму, на которой остался всего один сегмент – «Империя».
– Выглядит впечатляюще, но как вы собираетесь этого добиться на деле?
– С помощью бывших врагов Лоэнграмма.
Де Вилье подумал бы, что собеседник шутит, но один из самых могущественных людей Галактики шутить не умел.
– Я вас слушаю, Рубинский.
Лис прищурил хитрые карие глаза и понизил голос:
– До меня дошли слухи о планах Культа относительно Лоэнграмма.
Рука де Вилье дрогнула на колене, а Рубинский продолжал:
– Я бы попросил вас приостановить дело.
На этот раз молчание было намеренным. Что ты станешь делать, Феззанский Лис, если тебя не поддержат?
– Не время создавать из Лоэнграмма тирана, пока он не вкусил всеобщей любви. Он еще не император.
Внешне Рубинский оставался спокоен, но его лысина начинала покрываться испариной.
Де Вилье подавил усмешку. Теперь можно расщедриться на реплику.
– Он уже герцог.
– И все-таки вы согласны со мной?
– Я не пойду против воли Его Высокопреосвященства. Лоэнграмма нужно уничтожить.
– Разумеется. Но не сейчас. Давно понятно, что он мечтает об императорском троне. Сейчас Лоэнграмма от этой мечты отделяют лишь семилетний сопляк и старик Лихтенладе. Убить их он не может, для него важно прийти к трону законным путем.
– Устранить, не убивая.
– Именно.
Однако поступить с малолетним императором так, как альянсовские политики поступят с Яном Вэньли, благородному герцогу не позволяет совесть.
– Для этой игры нужны куклы из другого материала, – медленно произнес де Вилье.
– И у нас очень кстати есть парочка подходящих.
Диаграмма на экране сменилась лицами. Последний представитель угасающего дворянского рода и простолюдин из побежденной армии. Жалкое зрелище.
– Какие же роли вы им отвели?
Рубинский закрыл глаза.
– Только главные, епископ.

@музыка: ВИА "Гра" и В. Меладзе - "Океан и три реки".

@настроение: удовлетворенное.

@темы: Де Вилье, Культ Земли

URL
Комментарии
2015-10-26 в 21:46 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Отпадно

2015-10-26 в 22:53 

Гамбетта Французская
Time to be heroes!
Я рада. :)

URL
2015-10-26 в 23:05 

царевна Лягушка
Двоюродная сестра Змея Горыныча и внучатая племянница Кащея Бессмертного
Впечатляет

2015-10-26 в 23:07 

Гамбетта Французская
Time to be heroes!
царевна Лягушка
Правда, на этот раз это не логово терраистов. :)

URL
2015-10-26 в 23:18 

царевна Лягушка
Двоюродная сестра Змея Горыныча и внучатая племянница Кащея Бессмертного
Гамбетта Французская, и тем не менее.

2015-10-26 в 23:19 

Гамбетта Французская
Time to be heroes!
царевна Лягушка
Благодарю. :goodgirl:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Время быть героями

главная