15:59 

Глава двадцать седьмая. Жвачка

Гамбетта Французская
Time to be heroes!
ЯН ВЭНЬЛИ

Его называли Волшебником, Чудотворцем, гордостью Тринадцатого флота и героем всего Альянса Свободных Планет. Обычно Ян от всего этого открещивался, отодвигал ненужную патетику, потому что в глубине души никогда не верил этой чепухе. И после того, как его заперли в комнате с серыми стенами и решеткой на окне, да еще приставив надзирателя, Ян внезапно почувствовал себя намного младше. Словно не было восьми лет, отделявших его от спасения Эль-Фасиля. Казалось, глянешь на воротник куртки – а там лейтенантский значок. Яну представлялось даже, что его арестовали за фатальную оплошность, повлекшую гибель миллиона невинных людей…
Он резко помотал головой и взъерошил волосы. Взгляд очень кстати упал на адмиральские звезды на воротнике. Нет, нельзя слишком далеко заходить в своих фантазиях. Эль-Фасиль давно спасен, и многие вспоминают Яна Вэньли добрым словом.
Однако при определенных обстоятельствах мрачная фантазия вполне могла стать реальностью. Просто правящей верхушке удачно подвернулся хороший поступок одного человека, и из этого раздули легенду по принципу «Стране нужен новый герой». Вот почему Ян не доверял словам о «чудотворце» и «волшебнике», вот почему сбегал с приемов. Ему казалось, что говорят вроде бы о нем, но все же не про него. И он не ошибался. Настоящий Ян Вэньли имел мало общего с овеянным славой символом, которому придали человеческие черты.
Едва за надзирателем закрылась дверь, Ян сорвал с головы берет и с силой бросил о стену. Берет упал на пол звездой вниз. Век бы ее не видеть!
Пять минут назад закончилось первое слушание Яна. Оно проходило в маленькой комнате с огромным возвышением, за которым в уютных креслах разместились девять «судей». По-другому их было не назвать, потому что его судили и осуждали. Сначала – за уничтожение «Ожерелья Артемиды». А ведь он сделал это в том числе ради них, чтобы загнанный в угол Военный комитет не взял их в заложники. Потеря «Ожерелья» психологически ослабила врагов, смерть адмирала Гринхилла довершила дело, и гражданская война закончилась прежде чем Империя успела воспользоваться ею. Такого развития событий Ян опасался даже больше, чем захвата чиновников. И что теперь? Эти же самые люди давят на него, чтобы он признал свою вину там, где ее не было, чтобы уволил Фреда Гринхилла из-за родства с мятежником, чтобы плясал под их дудку. Черта с два!
– Они же сами назначили меня командующим! Как будто мне это нравится! А теперь они еще жалуются, сидя здесь в комфорте!
Ян порылся в ящике и достал лист бумаги. Разлинованный, с гербом Альянса – как раз то что нужно.
Он сел за стол и начал писать, а снаружи часто-часто забарабанил дождь. Ян поднял голову. Крупные капли падали так тяжело, что дребезжали водосточные трубы и светлая завеса дрожала между крыльями здания, построенного в форме подковы. Стоило оглядеться и напрячь память, как понимание само пришло к Яну: он находился в следственном изоляторе, где арестованные ожидают суда. Но обычные арестанты, в отличие от него, имеют право на адвоката, молчание и прочие преимущества демократии. Ян скрипнул зубами.
В детстве он любил ходить с родителями в парк развлечений. Однажды, когда Ян катался на карусели, она сломалась. Мелодия начала фальшивить и «съезжать», движение по кругу замедлялось, и замедлялось, и замедлялось. К тому времени, когда аттракцион остановился, у Яна уже вовсю болела голова.
Нечто подобное происходило сейчас, только роль аттракциона исполнял зал следственных слушаний, вместо фальшивой мелодии были бредни политиков, и ничто не могло вызвать у Яна такую головную боль, как тянущаяся изо дня в день нудятина.
Слушания постоянно откладывались и переносились. Ян понимал, что так его пытают неизвестностью и бездействием, правда цель по-прежнему оставалась неясна. Пока он нужен в войне с Империей, от него не избавятся. Значит, надо просто наблюдать, а точку поставить в самом конце.
Председатель совета обороны Негропонти с самого начала представился как инициатор слушания, но чем больше он говорил, тем яснее становилось, что он только исполнитель. Сколько бы ни опровергали мифы о Большом Зле, оно не могло иметь внешность импульсивного, недалекого и, в общем-то, очень глупого здоровяка. Настоящее зло оставалось за кулисами, выглядело лучше и пахло дороже.
Энрике Оливейра, президент университета Независимости, взял на себя роль «доброго полицейского». У него было для этого все: безупречное владение голосом, благородная осанка, добрая мягкая улыбка. Но он обладал поистине поразительной способностью наговорить много, так ничего и не сказав. Ян понял из его речи только то, что они союзники и должны сотрудничать. Ага, как же. Во многом потому, что Ян избегал любителей заговаривать зубы, он и дожил до двадцати девяти.
На бессловесную пешку Трунихта, начальника тыла адмирала Рокуэлла, Ян сразу решил не обращать внимания. А вот председатель комитета труда дал понять, что действительно на стороне «подсудимого», и дело было не столько в улыбке, сколько в комментариях, брошенных будто бы невзначай.
Другие члены комиссии как были безликой массой, так и остались. Ян был уверен, что, когда все закончится, он даже не вспомнит их лиц. Но до этого нужно было набраться терпения.
– Вы, адмирал, еще молоды, – степенно вещал Оливейра, – и до конца не понимаете, что такое война. Такие вещи, как мир и свобода, расслабляют людей и ведут их к деградации.
Это такие вещи, которые совсем не вещи. И вообще… слышала бы его сейчас Джессика.
– Война же приносит выносливость и послушание, помогает людям сохранять как физическое, так и психологическое здоровье.
– Восхитительная точка зрения! Я бы, может, и согласился с ней, если бы не было людей, потерявших из-за войны родственников. Если самопожертвование и защита Родины настолько важны для вас, то прежде чем приказывать другим, почему бы сначала самим не попробовать? К сожалению, люди у власти прячутся в спокойном месте и поддерживают войну, навязывают согражданам чувство патриотизма и отправляют умирать на фронт. Разве ради мира с Империей не стоит сначала избавиться от подобных паразитов?
Ян знал, что после такого застучит судейский молоток, знал, что «паразиты» вскочат со своих мест, плюясь гневными словами. Он же чуть ли не прямо сказал, что ценит жизнь достойных врагов выше жизни ничтожных соотечественников.
– Допрос будет продлен! – завизжал Негропонти.
– На каких основаниях?
– Объяснения не требуются! Просто подчинись! – поросячьи глаза налились кровью.
Всё, пора.
– Скажу вам прямо. Я уже вас ни слышать, ни видеть не могу. Считая это частью работы, я терпел, но с меня хватит.
Он вытащил из кармана куртки лист и распрямился.
– Я подаю в отставку, – зазвучал его собственный, но как будто незнакомый голос.
«Судьи» как-то скукожились, мгновенно став мелкими и далекими. Только Хван Руй подался вперед и оперся подбородком на сцепленные перед лицом пальцы.
– Что ж, адмирал Ян… Эээ… – председатель совета обороны судорожно вытер лицо платком. – Ваше решение…
– … полностью обдуманное и окончательное. У вас нет никакого права держать меня здесь.
Ян был готов к тому, что его будут удерживать всеми правдами и неправдами, что станут увещевать, разубеждать, заговаривать зубы, угрожать. Но, видимо, распоряжений насчет такой ситуации не поступало и Негропонти просто не знал, что делать. Его плечи поникли. При других обстоятельствах вид председателя вызвал бы у Яна жалость.
– Слушание прекращено, – бесцветно произнес Негропонти.
Закат 27 июня был таким ярким, какого Ян давно припомнить не мог. Небо полыхало оранжевым, розовым и малиновым, и он описал бы его, если бы был поэтом.
Он спустился по лестнице, стараясь не оборачиваться к ненавистному зданию, и сладко потянулся. Солнце ослепило глаза, он зажмурился и только тогда понял, что улыбается, как дурак.
– Командующий Ян!
Фред стоял в десяти шагах, рядом выходили из машины адмирал Бьюкок и мичман Машунго.
Ноги сразу сделались ватными, а осознание, что он уже не командующий, впервые подернулось грустью. Ничего, начало не может быть легким. Ян улыбнулся так открыто, как смог, и шагнул навстречу друзьям.

@музыка: Le Roi Soleil - "Je fais de toi mon essentiel".

@настроение: творчество и новые мысли.

@темы: Ян Вэньли, Альянс

URL
Комментарии
2016-08-19 в 17:56 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Таки уволился?

2016-08-19 в 17:59 

Гамбетта Французская
Time to be heroes!
Да. Теперь буду думать, как повернется повествование дальше.

URL
2016-08-19 в 22:33 

царевна Лягушка
Двоюродная сестра Змея Горыныча и внучатая племянница Кащея Бессмертного
Пусть попробуют обойтись без него.

2016-08-20 в 10:36 

Гамбетта Французская
Time to be heroes!
царевна Лягушка
Все равно у него друзья-военные, они будут так или иначе советоваться с ним, особенно когда противником будет лично Райнхард. Так что спокойствие окажется весьма относительным.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Время быть героями

главная